Содержание

Что полезного дало что гагарин полетел а космос?

Летал ли Гагарин в космос? Правда и ложь о космических мифах

Древние люди летали в космос, Гагарин не был первым космонавтом, а американцы сфальсифицировали высадку на Луну. Эти и другие мифы и заблуждения разоблачает в своей книге «Космическая мифология. От марсианских атлантов до лунного заговора» научный журналист Антон Первушин. «Нож» публикует отрывок, посвященный первому космическому полету советского космонавта Юрия Гагарина.

В году почти одновременно в Венгрии и Польше была опубликована книга «Гагарин — космическая ложь?» (Gagarin = kozmikus hazugsag?). Ее автор, венгерский писатель Иштван Немере, взял на себя смелость утверждать, что Гагарин вовсе не облетал планету 12 апреля 1961 года. На самом деле корабль «Восток» стартовал в космос на несколько дней раньше и на его борту находился известный летчик-испытатель Владимир Ильюшин. Если верить изложенному, после приземления Ильюшин выглядел настолько плохо, что его нельзя было продемонстрировать миру. Поэтому на роль космонавта №1 был срочно подобран симпатичный парень Юрий Гагарин с широкой улыбкой и прекрасными анкетными данными. Позднее, чтобы тайна невзначай не всплыла, Гагарину устроили катастрофу во время тренировочного полета на самолете МиГ-15УТИ.

Первый вопрос, который следует задать: кто такой Иштван Немере? Простое изучение его биографии дает ответ: перед нами писатель-диссидент, долгое время проживший в Польше и после возвращения в Венгрию выпустивший более 60 фантастических и детективных книг.

Стоит ли прислушиваться к человеку, который не имел никакого отношения к ракетно-космической отрасли, а всю жизнь писал остросюжетную литературу? И все же прислушиваются. Почему? Вероятно, потому, что гипотеза Немере интригует таинственностью и, кроме того, основана на мифе, который появился незадолго до полета Гагарина.

11 апреля 1961 года в газете Daily Worker, выходившей в те времена по вторникам, появилась заметка ее московского корреспондента Денниса Огдена, в которой сообщалось о том, что 7 апреля на космическом корабле «Россия» совершил орбитальный полет советский летчик-испытатель Владимир Сергеевич Ильюшин. Поскольку газета принадлежала американским коммунистам, то информацию восприняли как «утечку», допущенную с разрешения Москвы. Позднее советские официальные лица выступили с опровержением, но некоторые западные журналисты им не поверили — в результате история космического полета Ильюшина быстро обросла подробностями.

Со временем интерес к ней угас и возродился только благодаря усилиям Иштвана Немере. В конце века свою страницу в мифологию вписал некто Элиот Хаймофф. Он выступил продюсером «документального» фильма «Сокрытие космонавта» (The Cosmonaut Cover-Up, 1999), посвященного Владимиру Ильюшину. На изготовление фильма было потрачено пять лет и $100 000, но он себя вполне окупил, поскольку его приобрели для трансляции известные кабельные каналы. Согласно новой версии, изложенной в фильме, Владимир Ильюшин действительно стартовал с космодрома Байконур 7 апреля 1961 года. Затем на космическом корабле «Восток» он совершил три витка вокруг Земли, но утратил при этом связь с наземными службами, в результате чего ему пришлось перейти на ручное управление. В конце концов космонавт совершил аварийную посадку в Китае, где и был арестован местными властями. Лишь через год Ильюшина передали Советскому Союзу по секретному соглашению между странами.

Сам фильм не содержит никаких документальных свидетельств, которые могли бы служить подтверждением сказанному в нем. Все основывается на трех интервью: с создателем мифа Деннисом Огденом, с неким Анатолием Грущенко, эмигрировавшим в США и заявившим, что видел кинопленку о старте Ильюшина, а также с репортером Гордоном Феллером, работавшим с документами об орбитальном полете Ильюшина, которые якобы хранятся в «Библиотеке Кремля».

Отечественные исследователи полагают, что источником мифа стала авария новой межконтинентальной ракеты Р-9А, запущенной 9 апреля 1961 года с полигона Тюратам. Конструктор Борис Черток вспоминал об этом запуске в третьем томе своих мемуаров, изданных под названием «Ракеты и люди»:

«Подготовка к первому пуску ракеты проходила с большой задержкой. В наземной автоматике управления заправкой обнаружили ошибки, которые мешали набору готовности. С пятичасовой задержкой наконец вышли на пятнадцатиминутную готовность. [Леонид] Воскресенский, стоявший у перископа, вдруг объявил:

— Дать всем службам пятнадцатиминутную задержку.

Повернувшись к нам, он сказал, что есть заметная течь кислорода из фланцевого соединения у стартового стола.

— Я выйду осмотрю. [Аркадий] Осташев со мной, остальным из бункера не выходить!

Я и [Василий] Мишин наблюдали через перископ. Двое, не торопясь, шли к окутанному белыми парами стартовому столу. Воскресенский, как всегда, в своем традиционном берете.

Осмотрев парящее соединение, Воскресенский и Осташев, не спеша, скрылись за ближайшей стенкой стартового сооружения. Минуты через две Воскресенский снова появился в поле зрения, но уже без берета. Теперь он шагал решительно и быстро. На вытянутой руке он нес что-то и, подойдя к столу, приложил это “что-то” к парящему фланцу. Осташев тоже подошел, и, судя по жестикуляции, оба были довольны принятым решением. Постояв у стола, они повернулись и пошли к бункеру. Когда шагающие фигуры отошли от ракеты, стало ясно, что течь прекратилась: клубящихся белых паров больше не было. Вернувшись в бункер без берета, Воскресенский занял свое место у перископа и, ничего не объясняя, повторно объявил пятнадцатиминутную готовность.

В 12 часов 15 минут ракета окуталась пламенем, разбрасывающим стартовый мусор, и, взревев, резко ушла навстречу солнцу. Первая ступень отработала положенные ей 100 секунд. Телеметристы по громкой связи доложили: “Прошло разделение, сброшен переходной отсек”.

На 155-й секунде последовал доклад: “Сбои, сбои. В сбоях видна потеря стабилизации!” Для первого пуска и это было неплохо. Проверены первая ступень, ее двигатель, система управления, центральный привод, запуск двигателя второй ступени, горячее разделение, сброс хвостового отсека второй ступени. Дальше пришел обычный доклад, что пленки срочно увозят в МИК [Монтажно-испытательный корпус] на проявку.

— Пойду поищу берет, — как-то неопределенно сказал Воскресенский, направляясь к “нулевой” отметке.

Кто-то из солдат, присоединившихся к поиску, нашел берет метрах в двадцати от стартового стола, но Воскресенский не стал его надевать, а нес в руке, даже не пытаясь засунуть в карман. На мой немой вопрос он ответил:

— Надо бы простирнуть.

От Осташева мы узнали подробности импровизированного ремонта кислородной магистрали. Укрывшись за ближайшей стенкой от паров кислорода, Воскресенский снял свой берет, бросил его на землю и… помочился. Осташев присоединился и тоже добавил влаги. Затем Воскресенский быстро отнес мокрый берет к подтекающему фланцу и с виртуозностью опытного хирурга точно приложил его к месту течи. За несколько секунд прочная ледяная корка-заплата “заштопала” кислородную подпитку ракеты.

Вечером, собравшись в “третьем” домике, мы не упустили случая повеселиться и острословили по адресу ремонтеров. Воскресенскому советовали на будущее запасаться анализами мочи для стартовой команды на предмет доказательства ее взрывобезопасности. Берет был выстиран и в дальнейшем использовался по прямому назначению».

Как видите, эпизод более чем примечательный. И все причастные его хорошо запомнили, в том числе благодаря находчивости конструктора Леонида Воскресенского. Подробно описан первый запуск Р-9 и в рассекреченных документах, поэтому подозревать советских специалистов в сокрытии правды о событиях апреля 1961 года нет никаких оснований.

Впрочем, не только охотники за сенсациями виновны в широком распространении слухов о том, что с полетом Гагарина было что-то не так. Свою долю ответственности перед лицом истории должны нести и советские власти, на протяжении десятилетий засекречивавшие проблемы ракетно-космической отрасли.

На факты фальсификации итогов орбитального полета Юрия Гагарина западные эксперты указывали еще в апреле 1961 года. Поскольку Советский Союз отказался реагировать на законные требования опубликовать детальное описание ракеты-носителя и корабля, возникло подозрение, что сфальсифицирован и сам полет.

Например, корреспондент газеты New York Daily Mirror писал:

«Советы не представили никаких доказательств своих последних утверждений об исключительном космическом достижении — полете Юрия Гагарина по орбите вокруг Земли. Быть может, он совершил этот полет по орбите, а быть может, и нет. Кто-то должен взять на себя роль сомневающегося, и мы с радостью берем ее на себя. Представьте нам доказательства».

В ответ посыпались насмешки: дескать, если кому-то очень хочется выглядеть дураком, он будет выглядеть дураком. Однако ситуация была куда серьезнее, чем можно подумать: вопрос, летал ли Гагарин в космос, поднимают до сих пор, и очень трудно переубедить сомневающихся.

В то же время западная политическая элита сразу признала полет Юрия Гагарина фактом.

Дело в том, что еще во времена первых спутников Агентство национальной безопасности (АНБ) развернуло две станции наблюдения за советскими ракетными запусками — на Аляске и Гавайях. Перехват данных с «Востока» начался 12 апреля в 9:26 по московскому времени, когда он попал в зону видимости американских станций. Станция на авиабазе острова Шемья (Алеутский архипелаг, Аляска) сумела получить и быстро расшифровать телесигнал с изображением космонавта, передаваемый бортовой системой «Селигер». Через 58 минут после начала приема сигнала отдельные кадры из этой телетрансляции переслали в штаб-квартиру АНБ в Форт-Миде. На них было хорошо видно, как Гагарин двигается и ведет переговоры. Таким образом, в первый же час после старта правительство США получило доказательство из надежного источника и никогда не ставило полет советского космонавта под сомнение.

Разумеется, корреспондент New York Daily Mirror ничего о перехвате не знал, ведь АНБ тоже умеет хранить секреты и не распространяется о своих возможностях. Однако президент Джон Кеннеди вполне доверял разведке и направил Никите Хрущеву поздравительную телеграмму.

Нам необходимо зафиксировать важное соображение. Никаких независимых доказательств полета Юрия Гагарина, кроме подтверждения АНБ, рассекреченного сравнительно недавно, не существует. Рейс корабля «Восток» продолжался всего лишь 108 минут (как показал анализ документов, еще меньше — 106 минут); все данные о нем, предоставленные публике, исходили только из СССР, причем аккуратно дозировались и часто выглядели противоречиво. Документальный фильм «Первый рейс к звездам», выпущенный в 1961 году, более чем наполовину состоит из постановочных сцен, среди которых можно с удивлением увидеть кадры футурологической ленты Павла Клушанцева «Дорога к звездам» (1957). Архивные документы, связанные с кораблем, ракетой-носителем, отрядом космонавтов и т. п., рассекречивались очень долго и неохотно; некоторые из них остаются недоступными по сей день.

Хуже того, Юрий Гагарин не взял с собой на орбиту даже простейший фотоаппарат! Можем ли мы в таком случае быть уверены, что он вообще летал в космос.

Можем! Потому что вопрос, летал ли Гагарин, сводится к вопросу, существовала ли техническая возможность для осуществления этого полета в апреле 1961 года. Ответ однозначен: существовала. С 15 мая 1960 года, когда на орбиту был запущен первый «простейший» прототип «Востока» (1КП), советские инженеры отправили на орбиту шесть образцов корабля (один 1КП, два 1К и два 3КА). Не все испытания завершились успешно, но главное, что почти идеально прошли «репетиционные» запуски 9 и 25 марта 1961 года, — техника и наземные службы были готовы к полету человека. И полет ожидаемо состоялся.

Сторонники «антигагаринской» версии истории (назовем их так) должны как обвиняющая сторона предъявить конкретные документы, прямо указывающие на то, что 12 апреля 1961 года на полигоне Тюратам (космодроме Байконур) была организована фальсификация. Достаточно будет верифицируемой служебной записки, в которой, допустим, Леонид Воскресенский сообщает Сергею Королеву, что «объект ЮГ на изделии 3КА №3» заменен манекеном, посажен в самолет и отправлен к месту предполагаемого приземления спускаемого аппарата. Если предъявить нечего, то любые рассуждения «антигагаринцев» являются банальной клеветой. Подведем итог. Претензии к достоверности информации о первом пилотируемом космическом полете выдвинули западные журналисты, недовольные секретностью вокруг программы «Восток». Позже сформировалась конспирологическая фантазия о замене настоящего космонавта Владимира Ильюшина «поддельным» Юрием Гагариным, но она разваливается при сопоставлении с архивными документами и свидетельствами авторитетных очевидцев.

Читать еще:  Чем полезен в хате будешь на дорогу пойду

7 фактов о первом полете Гагарина в космос, которые держались в секрете

12 апреля 1961 года стало поворотной датой в истории человечества. В этот день будущий народный герой Юрий Гагарин совершил первый полет в космос, дав старт новой, космической эре, а его знаменитый возглас «Поехали!» до сих пор вызывает чувство гордости у каждого человека на всем постсоветском пространстве. Почему же именно Гагарин был выбран на роль первого человека в космосе? Бытует мнение, что решение о том, кто станет первым космонавтом на Земле, было принято всего за несколько дней до полета. Однако, по мнению историков, Юрий Гагарин проявил себя гораздо раньше. За девять месяцев до дня икс шесть летчиков-претендентов стояли перед конструктором Сергеем Королевым и осматривали космический корабль. И тогда Королев спросил, есть ли среди них желающие познакомиться с кабиной. Из строя вышел Гагарин: «Разрешите?». И когда тот поднялся на корабль, конструктор произнес: «Этот, пожалуй, и полетит первым». Со дня легендарного полета Юрия Гагарина прошло 58 лет, и сегодня мы публикуем факты об этом событии, которые долгое время держались в секрете.

Перед полетом Гагарин написал прощальное письмо жене

За пару дней до полета Гагарин написал прощальное письмо своей супруге Валентине — на случай, если это путешествие станет для него последним. Это письмо жене космонавта передали спустя семь лет, 27 марта 1968-го, после того, как Юрий Гагарин погиб в авиакатастрофе под Владимиром.

За время полета Гагарин успел попрощаться с жизнью

Поскольку Гагарин был первым космонавтом, никто до него просто не представлял, как поведет себя корабль при прохождении сквозь различные слои атмосферы. Поэтому, увидев в иллюминатор пламя, возникшее при трении обшивки корабля об атмосферу, космонавт решил, что произошел пожар и закричал: «Я горю, прощайте, товарищи!». К слову, в то время об этом случае было решено никому не сообщать, поэтому о нем узнали лишь через несколько лет.

Гагарину пришлось катапультироваться

Конструкция корабля «Восток-1» не предусматривала посадки космонавта внутри спускаемого аппарата, и на высоте 1,5 тысяч метров Гагарину пришлось катапультироваться. Кстати, именно это обстоятельство послужило причиной отказа Международной аэронавтической федерации зарегистрировать полет Гагарина как первый полет человека в космос, поэтому советским представителям пришлось соврать, что тот приземлился в кабине. О том, что космонавт катапультировался, СССР официально сообщила лишь в 1964 году.

У Гагарина было два дублера

Помимо известного всем Германа Титова, у Юрия Гагарина имелся еще один дублер — Григорий Нелюбов. В отличие от Титова, перед полетом он не надевал скафандр, но был готов взойти на борт корабля в случае непредвиденных обстоятельств. И предстартовых обращений первого космонавта к советскому народу было записано три: первое — Гагариным, второе — Титовым и третье — Нелюбовым. К слову, судьба второго дублера легендарного космонавта сложилась достаточно трагически: всего через несколько лет он был уволен из отряда космонавтов за нарушение дисциплины, а в 1966 году погиб под колесами поезда.

Перед стартом «Востока-1» произошло ЧП

Перед стартом «Востока-1» с космодрома Байконур произошло непредвиденное: при проверке герметичности датчик, расположенный на люке, не выдал должный сигнал.

Тогда ведущему конструктору космического корабля Олегу Ивановскому пришлось спешно отворачивать 30 гаек, проверять и поправлять датчик. На удачу, вторая проверка герметичности прошла успешно, и запуск корабля состоялся вовремя.

Кадры переговоров Гагарина с Королевым — всего лишь имитация

Знаменитые кадры съемки переговоров Гагарина и руководителя полета Сергея Королева были сняты вовсе не 12 апреля 1961-го, а гораздо позже, когда советские власти решили воссоздать хронику того дня.

До сих пор неясно, как на шлеме Гагарина появилась надпись «СССР»

Может быть, вы замечали, что на некоторых фотографиях Гагарина, сделанных в день первого полета в космос, на его шлеме красуется надпись «СССР», а на некоторых эта надпись отсутствует. Однако на самом деле надпись на шлеме все-таки была, а вот когда именно она там появилась, неясно по сей день. По свидетельству Героя Советского Союза, лётчика-испытателя Марка Галлая, который тренировал первых космонавтов, ее решили нанести в последний момент, за 20 минут до запуска. А вот на предприятии «Звезда», где был изготовлен тот самый шлем, уверяют, что четыре заветные буквы украсили его еще при подготовке скафандра к полету.

Добавим, что любовь россиян к Юрию Гагарину отметили даже иностранцы, прибывшие на ЧМ-2018.

Интересные факты о первом полете человека в космос

Юрий Гагарин навсегда вписал свое имя в исторические хроники как человек, первым увидевший нашу планету из космоса. Старт корабля «Восток-1» состоялся с космодрома Байконур в 9 часов 7 минут московского времени 12 апреля 1961 года. После этого 12 апреля традиционно празднуют День космонавтики. После первого полета человека в космос, сопровождавшегося проблемами как при подготовке, так и во время выполнения, Юрий Гагарин обрел всемирную славу и побывал с официальными визитами более чем в 30 зарубежных странах. Во многих местах мира населенные пункты и улицы были названы в честь выдающегося советского космонавта. Сегодня герою по-настоящему планетарного масштаба исполнилось бы 85 лет.

Юрий Алексеевич Гагарин

Вспоминаем самые яркие и интересные события из истории подготовки и выполнения первой отправки человека в космос.

Отбор в космонавты

Кондитдаты на первый полет.

В отбор на звание первого космонавта помимо Гагарина попали еще 19 претендентов. Все они были очень опытными летчиками реактивных истребителей. В окончательном списке оказалось три кандидатуры: Герман Титов, Юрий Гаранин и Григорий Нелюбов. Юрий Гагарин был выбран из их числа почти случайно. Титов был подготовлен гораздо лучше Гагарина, однако выбор последнего был обусловлен политическими причинами: Гагарина считали «настоящим русским парнем», его описывали как простого и открытого человека. Таким образом, немалую роль в выборе кандидата сыграла харизма человека. Титов и Нелюбов были выбраны в качестве дублеров Гагарина и именно они сопровождали его до космического корабля.

Прощальное письмо Гагарина

Юрий Гагарин с Супргуой

За два дня до полета Гагарин написал прощальной прощальное письмо супруге на случай, если произойдет катастрофа:

«Здравствуйте, мои милые, горячо любимые Валечка, Леночка и Галочка! Решил вот вам написать несколько строк, чтобы поделиться с вами и разделить вместе ту радость и счастье, которые мне выпали сегодня. Сегодня правительственная комиссия решила послать меня в космос первым. Знаешь, дорогая Валюша, как я рад, хочу, чтобы и вы были рады вместе со мной. Простому человеку доверили такую большую государственную задачу — проложить первую дорогу в космос! Можно ли мечтать о большем? Ведь это — история, это — новая эра! Через день я должен стартовать. Вы в это время будете заниматься своими делами.

Очень большая задача легла на мои плечи. Хотелось бы перед этим немного побыть с вами, поговорить с тобой. Но, увы, вы далеко. Тем не менее я всегда чувствую вас рядом с собой. В технику я верю полностью. Она подвести не должна. Но бывает ведь, что на ровном месте человек падает и ломает себе шею. Здесь тоже может что-нибудь случиться. Но сам я пока в это не верю. Ну а если что случится, то прошу вас и в первую очередь тебя, Валюша, не убиваться с горя. Ведь жизнь есть жизнь, и никто не гарантирован, что его завтра не задавит машина.

Береги, пожалуйста, наших девочек, люби их, как люблю я. Вырасти из них, пожалуйста, не белоручек, не маменькиных дочек, а настоящих людей, которым ухабы жизни были бы не страшны. Вырасти людей, достойных нового общества — коммунизма. В этом тебе поможет государство. Ну а свою личную жизнь устраивай, как подскажет тебе совесть, как посчитаешь нужным. Никаких обязательств я на тебя не накладываю, да и не вправе это делать.

Что-то слишком траурное письмо получается. Сам я в это не верю. Надеюсь, что это письмо ты никогда не увидишь, и мне будет стыдно перед самим собой за эту мимолетную слабость. Но если что-то случится, ты должна знать все до конца. Я пока жил честно, правдиво, с пользой для людей, хотя она была и небольшая. Когда-то еще в детстве прочитал слова В. П. Чкалова: «Если быть, то быть первым». Вот я и стараюсь им быть и буду до конца. Хочу, Валечка, посвятить этот полет людям нового общества, коммунизма, в которое мы уже вступаем, нашей великой Родине, нашей науке. Надеюсь, что через несколько дней мы опять будем вместе, будем счастливы. Валечка, ты, пожалуйста, не забывай моих родителей, если будет возможность, то помоги в чем-нибудь. Передай им от меня большой привет, и пусть простят меня за то, что они об этом ничего не знали, да им не положено было знать. Ну вот, кажется, и все. До свидания, мои родные. Крепко-накрепко вас обнимаю и целую, с приветом ваш папа и Юра. 10.04.61 г.»

Первый запуск оказался успешным. Письмо тогда не потребовалось. Его передадут жене первого космонавта Земли через 7 лет, после авиакатастрофы 27 марта 1968 года, в которой погиб Гагарин.

Перед первой отправкой Гагарина в космос было записано три обращения «первого космонавта к советскому народу». Первое записал сам Гагарин, остальные два – Титов и Нелюбов. Три вида информационных сообщений подготовило и агентство ТАСС. В одном говорилось о первом успешном полете человека в космос, второе было написано на случай неудачной посадки космонавта, третьем сообщалось о катастрофе. Последние два сообщения в этом случае также, к счастью, оказались невостребованными.

Миссия первого космического пелета

Посадка в космический корабль

Тем не менее подготовка перового полета человека в космос велась буквально со скрипом. СССР изо всех сил старался обогнать США и первым запустить человека в околоземное пространство, поэтому во многих вопросах подготовки страна шла на очень большой риск. Например, использовавшийся для запуска «Восток-1» изначально даже не был предназначен для пилотируемых полетов. Аппарат представлял копию разведывательного комплекса «Зенит-2». Для установки кресла для космонавта из аппарата убрали часть фото- и радиоаппаратуры. Такая спешка – стать первым – даже привела к нескольким ЧП, которыми могли привести к провалу миссии и гибели космонавта.

Первое случилось за сутки до старта. Оказалось, что суммарный вес корабля с Гагариным в скафандре на 14 кг больше положенного. В таком случае существовал риск не вывода аппарата на заданную орбиту. Советские инженеры подошли к решению проблемы весьма оригинальным образом — срезали часть кабелей и датчиков, которые посчитали необязательными. Но на этом все проблемы не решились.

Буквально за час до старта выяснилось, что датчик на люке «Востока-1» не выдает нужный сигнал герметичности аппарата. Инженеры быстро выяснили, что дело в неисправном контакте, но так как до старта оставались считанные минуты, такая неполадка могла привести к переносу запуска. Ведущий конструктор «Востока-1» Олег Ивановский с другими инженерами со скоростью современных механиков «Формулы-1» за считанные секунды открутили 30 гаек на корабле и, поправив датчик, вновь закрутили все обратно в положенным порядке. После этого проверка герметичности прошла успешно. Старт переносить не стали.

Читать еще:  Чем полезен чеснок для мужчин для потенции

Хладнокровие космонавтов

Гагарин почти на всех фотографиях улыбался

Полет космического корабля «Восток-1» с первым космонавтом проходил в полностью автоматическом режиме. Объяснялось это тем, что психологи не могли дать гарантий на то, сможет ли космонавт сохранить работоспособность при длительном нахождении в условиях невесомости. Допускалось, что Гагарин может потерять над собой контроль и захочет вести аппарат вручную. В то же время, лишить космонавта возможности управлять кораблем вручную, тем самым, в случае серьезных непредвиденных обстоятельств, поставив его перед необходимостью уповать только на электронику, команда запуска не решилась. На самый крайний случай космонавту передали в специальном запечатанном конверте особый код, который позволял активизировать ручное управление корабля. Психологи считали, что правильно прочитать и ввести этот код космонавт сможет только будучи в здравом уме. И все же, непосредственно перед самим запуском Гагарину сказали этот код.

Проблемы при посадке

Обгоревная посадочная капсула

О словах, сказанных Гагариным в заключительной стадии полета, долгое время предпочитали ничего не писать: «Я горю, прощайте, товарищи!».

На тот момент никто не имел четкого представления о том, как будет проходить спуск космического аппарата через плотные соли атмосферы. Увидев в иллюминаторе огонь, охвативший обшивку корабля в результате его трения об атмосферу, Гагарин предположил, что корабль на самом деле охвачен пожаром и поэтому, это его последние секунды жизни. Первое такое впечатляющее зрелище увидел именно Гагарин. Люди, которые летали в космос уже после него, были готовы к такому «рядовому» моменту полета.

Возвращение из космоса

Капсула, которая только что вернулась на Землю

На космических кораблях «Восток» не была предусмотрена посадка космонавтов внутри спускаемого аппарата, поскольку у них не было двигателей мягкой посадки, которые обеспечивают безопасное приземление. Кроме того, специалисты опасались «заваривания» люка под воздействием высокой температуры (3-5 тысяч градусов) в плотных слоях атмосферы. К слову, обшивка корабля «Восток-1» действительно местами сильно оплавилась. На высоте 7 километров над поверхностью земли в соответствии с планом полета Гагарин катапультировался, после чего капсула и космонавт стали спускаться на парашютах раздельно.

Нехватка кислорода для космонавта

Не самое удобное рабочее место космонавта

Из-за проблем в системе торможения корабля «Восток-1» Гагарин приземлился не в изначально запланированной области в районе космодрома Байконур, а на 1000 км западнее, в Саратовской области, неподалеку от Энгельса, к северо-западу от села Смеловка.

Посадка первого космонавта также могла закончится трагично. После катапультирования и отсоединения воздуховода спускаемого аппарата, кислород в герметичный скафандр Гагарина стал подаваться не сразу. Проблема оказалась в клапане подаче воздуха. Последней проблемой в этом полете оказалось место посадки. Был риск, что Гагарин упадет в воду Волги. Космонавту помогла хорошая предполетная подготовка. С помощью парашютных строп он ушел от реки и приземлился в 2 километрах от берега.

Шнурки Гагарин

Стать настоящего космонавта. Первого посланника человечества в Космос

Пожалуй, одним из самых запомнившихся событий, связанных с Гагариным после его успешного полета в космос, стал случай со шнурками. Первоначально никто не планировал торжественной встречи Гагарина в Москве с участием руководства страны. Все решил в последний момент Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв. За Гагариным в Куйбышев прилетел самолет Ил-18.

В аэропорту «Внуково» Юрия Гагарина ожидал грандиозный прием. Огромная толпа народа, журналисты. Самолет подрулил к центральному зданию аэропорта. Спустили трап… И вот, первый в мире космонавт, советский человек майор Юрий Гагарин широко шагает по ковровой дорожке от трапа самолета к установленной у кромки взлетного поля правительственной трибуне. Передача транслируется в прямой телеэфир. За ним смотрят миллионы людей. А тут – шнурок развязался!

Эта бытовая деталь только добавила народной любви к Гагарину. Между тем Сергей Хрущёв, сын Никиты Хрущёва, присутствовавший на той церемонии, уверяет, что шнурки у Гагарина были в порядке. Советского героя космоса подвели подтяжки для носков. Раньше носки делали без резинок, и на икрах носили подтяжки, чтобы носки не сползали. У Гагарина на одной ноге отцепилась эта резинка, и железная пряжка била его по ноге.

Знаменитые кадры съемки переговоров между находящимся в кабине корабля «Восток-1» Юрием Гагариным и главным конструктором советской космической отрасли Сергеем Королёвым были имитацией. Ее подготовили многим позже с момента первого полета человека в космос. Впрочем, упрекать в этом участников исторического события вряд ли стоит – во время реально запуска Гагарина людям было реально не до каких-то съемок. Уже позже недостающую хронику решили воссоздать, попросив Гагарина и Королёва повторить для видео те же слова, что были сказаны ими 12 апреля 1961 года.

Подписывайтесь на наш Яндекс.Дзен. Там публикуются материалы, которые не попадают на сайт.

Гагарин или Титов: почему именно Юрий Гагарин стал первым космонавтом? (5 фото)

Изменяя мир

Легенд о первом в мире космонавте превеликое множество. И если в советские времена их сочиняли в основном со знаком плюс, то уже в девяностые годы ситуация сильно изменилась. Появилось многократно размноженное и абсолютно необоснованное мнение, что стать первым космонавтом мог кто угодно. Всего-то делов — пару часов полежать в кресле. С этим мог справиться кто угодно, а Гагарина выбрали исключительно из-за улыбки. Теперь фирменная «гагаринская улыбка» стала играть против него.

Итогом этого процесса можно считать высказывания такого эксперта по всему, как Юрий Лоза (автор и исполнитель песни про плот): «Вы понимаете, в чем дело. Гагарин был первым. Гагарин ничего не сделал, он лежал. Он первый самый главный космонавт. The Beatles были первыми, кто попал в нужное место в нужное время».

Надо ли говорить, что идея о простоте работы первого космонавта основана на банальном незнании и непонимании процессов. Не интересующиеся космонавтикой люди даже не знают, что, в отличие от современных «союзов», в космических кораблях «Восток» космонавт не приземлялся вместе с кораблём. Необорудованные системами мягкой посадки «востоки» могли сильно повредить человека при приземлении.

На высоте 7-10 километров космонавт вручную катапультировался на специальном кресле из спускающегося к Земле корабля и приземлялся на парашюте. Поэтому все первые космонавты обязаны были иметь превосходную парашютную подготовку, чтобы после выполнения полёта катапультироваться и безопасно приземлиться.

(Фото: Спускаемый аппарат космического корабля «Восток» после приземления)

Кроме прочего, «востоки», несмотря на реализацию автоматического манёвра возвращения, требовали от космонавта умения совершить этот манёвр в ручном режиме, для чего требовалось высчитать примерное время начала манёвра торможения, а также правильно ориентировать корабль при помощи ручного управления и оптического ориентатора «Взор», установленного на полу кабины. И все это на глаз — исключительно по меткам на «Взоре» и положению Солнца и Земли.

Также не стоит забывать серьёзнейшие риски. Это сейчас безопасность космических полётов очень сильно повысилась. Первые старты с точки зрения рисков для космонавта были очень и очень опасными. Вот что вспоминает о старте гагаринского корабля «Восток-1» конструктор Борис Черток: «Если бы сейчас положили на полигоне корабль „Восток“ и все современные главные сели бы и посмотрели на него, никто не проголосовал бы пускать такой ненадёжный корабль. Я тоже подписал документы, что у меня всё в порядке, гарантирую безопасность полёта. Сегодня я бы никогда этого не подписал. Получил огромный опыт и понял, как сильно мы рисковали».

Гагарин или Титов

И всё-таки — почему именно Гагарин? Понятно, что не из-за своей исключительности. В первой шестёрке подготовленных космонавтов — Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Попович и Быковский (в космосе были все кроме Нелюбова) — слабых и недостаточно обученных не было. Для их поиска была проведена серьёзнейшая работа, рассмотрены тысячи дел, проведена всеобъемлющая проверка здоровья. Кроме прочего, все первые космонавты имели очень жёсткое ограничение на рост. Человек большого роста просто не влез бы в кресло «Востока».

(Фото: Группа подготовки космонавтов знакомится с космической техникой)

Наверное, ответ стоит искать у тех, кто занимался подготовкой первых космонавтов. Вот, что об этом пишет 17 января 1961 года в своих дневниках генерал-полковник Николай Каманин — руководитель подготовки первых космонавтов:

«Рассмотрев личные дела, характеристики, медицинские книжки и оценки слушателей по учебным дисциплинам, комиссия единогласно решила всем слушателям поставить общую отличную оценку и записала в акте: „Экзаменуемые подготовлены для полёта на космическом корабле ‚Восток-3А‘, комиссия рекомендует следующую очерёдность использования космонавтов в полётах: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович“. После окончания экзаменов в присутствии членов комиссии я объявил результаты экзаменуемым, пожелал им успехов в дальнейшей учёбе и в космических полётах.

В эти дни у меня часто возникали вопросы: „Кто из этой шестёрки войдёт в историю как первый человек, совершивший космический полёт? Кто первым из них, возможно, поплатится жизнью за эту дерзкую попытку?“ На эти вопросы пока нет ответов, но можно предвидеть, что при отличной работе техники любой из них справится с ролью космонавта».

Каманин неоднократно в своих дневниках возвращается к этому вопросу. Кто же станет первым? Видно, что он сомневается. Но так уж получилось, что первая тройка определилась практически сразу. Уже 17 марта у Каманина есть запись о том, что «космонавты высказали единственное замечание в адрес Главного конструктора Алексеева С. М., который не выполнил своё обещание. Вместо шести индивидуальных скафандров он сделал только три: для Гагарина, Титова и Нелюбова. Многие тренировки и парашютные прыжки в скафандрах сорваны из-за их отсутствия».

(Фото: Титов и Гагарин)

Мы знаем, что до полёта остаётся уже меньше месяца, поэтому Николаев, Быковский и Попович выпадают из возможных кандидатов. И, хотя первым кандидатом по-прежнему остаётся Гагарин, Каманин всё ещё сомневается, какой выбор ему сделать: «Итак, кто же — Гагарин или Титов? У меня есть ещё несколько дней, чтобы окончательно решить этот вопрос. Трудно решать, кого посылать на верную смерть, и столь же трудно решить, кого из 2–3 достойных сделать мировой известностью и навеки сохранить его имя в истории человечества».

Пятого апреля Каманин всё больше склоняется в пользу Гагарина как первого космонавта, и в то же время делает очень странную ремарку: ему кажется, что у Титова более сильный характер, а это может оказаться важнее в следующих, более сложных полётах. «Единственное, что меня удерживает от решения в пользу Титова — это необходимость иметь более сильного космонавта на суточный полёт. Второй полёт на шестнадцать витков будет бесспорно труднее первого одновиткового полёта».

Как показала история, Каманин был не совсем прав. Гагарин показал более серьёзный характер и с честью прошёл испытание славой. Титову пришлось гораздо сложнее — были и пьянки, и срывы, и езда в нетрезвом состоянии, которая привела к гибели случайной пассажирки. Впрочем, Титов смог пересилить себя и вернулся к работе над космическими проектами.

Исторический выбор

Уже буквально через пять дней государственная комиссия окончательно утверждает первым космонавтом Гагарина, а его дублёром Титова. Впрочем, с самого начала подготовки предполагалось именно такое решение, так что для обоих космонавтов в этом решении не было ничего удивительного. Вопрос скорее в другом — а мог ли бы Каманин сделать выбор в пользу Титова и убедить госкомиссию в этом? Скорее всего да, на тот момент он обладал очень большим весом в вопросах подготовки космонавтов, и его твёрдое мнение стало бы решающим.

(Фото: На стартовой площадке Байконура)

История не имеет сослагательного наклонения. Гагарин стал идеальным выбором — прекрасным первым космонавтом, который останется в веках. И нельзя недооценивать сделанное им.

Пройдут века, человечество прочно обживёт околосолнечное пространство, и на всех планетах, где будет человек, никогда не забудется имя Юрия Гагарина — первооткрывателя космоса и первого гражданина Вселенной. Это пишу я, хотя мне лучше других известно, что Гагарин — это только счастливая случайность, на его месте мог быть и другой. (Николай Каманин)

Читать еще:  Чем полезно масло ростков пшеницы для кожи лица

Что если бы Юрий Гагарин выжил? Посвящается 85-летию космонавта

Он вполне мог бы здравствовать, стать генералом или даже маршалом. И, наверное, раскрыл бы многие тайны. А, может, и к лучшему, что они по-прежнему за плотной завесой. Ведь все таинственное, ставшее явью, перестает волновать и тревожить. А так – вспоминайте, что известно, обсуждайте. Интересно же, а временами – страшно интересно.

Жизнь Гагарина – взлет и трагедия. Он был избранником судьбы, но – не ее баловнем. Его сопровождало счастье, и тут же – несчастье. От бурного старта в карьере – до трагического финала жизни путь оказался совсем коротким.

Сначала претендентов на первый полет в космос были сотни. Потом остались десятки. Затем обозначился дуэт: уроженец Смоленщины – деревни Клушино Гжатского района Юрий Гагарин и Герман Титов, рожденный в селе Верх-Жилино Косихинского района Алтайского края. Поговаривали, что выбор был за Хрущевым. Но Никита Сергеевич пожал плечами – мол, подходит и Гагарин, и Титов. Биографии обоих и их данные были и впрямь безукоризненны.

Был еще один претендент на первый полет– ровесник Гагарина крымчанин Григорий Нелюбов. Он тоже запечатлелся в истории, но – мельком. А ведь мог стать главным героем космической истории.

Еще в начале апреля 1961 года имя первого космонавта было неизвестно. Как, впрочем, и точная дата полета. Но в Центре подготовки космонавтов спешили – согласно секретным данным, в США готовились запустить своего астронавта.

Это якобы должно было произойти до 20 апреля. Опоздать – означало проиграть начавшуюся космическую гонку. А потому главного конструктора С.П. Королева беспрестанно понукал нетерпеливый Хрущев. Сергей Павлович возражал: мол, не все готово, есть проблемы, космонавт может погибнуть и так далее. Однако все было напрасно – хозяин Кремля все решил, надлежало исполнять.

Невольно представил себе: а если бы не Хрущев правил в то время страной, а Сталин. Наши в космос, возможно, слетали бы не в 1961-м, а раньше. И не только наука двигала бы прогресс, а еще и властная сухая рука и негромкий голос с грузинским акцентом.

Ну да ладно. Хрущев тоже мог так приказать, что поджилки тряслись. Королев, сам крутой, вспыльчивый, «нахлебавшийся»: до войны был арестован, сидел в лагере, – не испугался, конечно, но подчинился. Однако на всякий случай приказал приготовить три варианта сообщения. Первое – триумфальное: советский человек впервые в космосе. Ура! – и прочие славословия. Второе – о неполадках в механизме корабля-спутника и его экстренном приземлении. Там же – обращение к правительствам других стран с просьбой оказать содействие в поисках и спасении космонавта. Третье сообщение – скорбное: героически погиб при исполнении.

Все три варианта были отправлены на радио, телевидение и в ТАСС. 12 апреля 1961 года, в день запуска космического корабля, надлежало вскрыть тот конверт, на который укажут из Кремля. Оставшиеся бумаги подлежали немедленному уничтожению.

После команды «На старт!» Гагарин с улыбкой произнес фразу, ставшую знаменитой: «Поехали!» И корабль «Восток» с ревом взмыл в небо. Знал ли космонавт, что не вся система отлажена? Бог весть. Но, конечно же, понимал, что сильно рискует.

Долго вдаваться в технические подробности нет резона, однако.

Сразу после старта прервалась связь с «Востоком».

По свидетельству Владимира Ярополова, участвовавшего в подготовке космического корабля и находившегося в Центре управления полетом, «у Королева было шоковое состояние, у него начали дергаться мускулы на лице, голос срывался, он страшно переживал из-за отсутствия связи: с Гагариным за эти несколько минут могло произойти все, что угодно.

Потом связь восстановилась, Юрий Алексеевич передал, что его корабль вышел на орбиту».

Космические стратеги хотя и предусматривали многое, но толком не представляли, как «там» поведет себя человек. А потому даже допускали, что от волнения и наплыва невероятных впечатлений он может. сойти с ума. Если бы космонавт повел себя неадекватно, начал нести всякую чушь, его связь с землей автоматически блокировалась. И – дальнейшие действия становились бы невозможными.

Мог ли в этом случае такой космонавт вернуться на землю? Вопрос можно поставить иначе: нужен ли был душевнобольной космонавт, завершивший полет? Ведь его надо было являть советскому народу, всей планете. И относительный космический успех мог обернуться всемирным скандалом.

Гагарин пробыл в космосе 108 минут, выполнив один оборот вокруг Земли. На орбите он провел простейшие эксперименты, их зафиксировал. Поел, попил. Свои ощущения и наблюдения записал на бортовой магнитофон. И приземлился – не без серьезных проблем.

Забавно, что Гагарин не дождался вертолета, который должен был его забрать с места посадки, а уехал на попутном грузовике. Экипаж вертолета Ми-4 натерпелся страха – летчики увидели приземлившийся аппарат, но рядом никого не было. Ситуацию прояснили местные жители – умчался, мол, тот парень, кого вы ищете.

27-летний старший лейтенант – впрочем, он тут же по приказу министра обороны маршала Родиона Малиновского стал майором –превратился в героя, в том числе Героя Советского Союза, любимца страны. Его приняли сразу – искренне, от души.

Гагарин располагал к себе и добродушием, и обаятельной улыбкой. Конечно, он был смельчаком. Первым шагнул в неизвестность, пошел по непроторенному пути. А потом зашагал по красной ковровой дорожке к славе.

Сразу после приземления космонавт отправил депешу в Кремль: «Прошу доложить партии и правительству и лично Никите Сергеевичу Хрущеву, что приземление прошло нормально, чувствую себя хорошо, травм и ушибов не имею». Глава государства ответил. Вскоре они встретились, крепко обнялись. Было видно, что впечатлительный и сентиментальный Хрущев питает к Гагарину отцовские чувства.

Тем, кто не видел, как ликовала Москва в апреле шестьдесят первого, представить это невозможно. Кортеж, который пронесся из Внукова до Кремля, был осыпан цветами. Многих новорожденных мальчиков родители называли в честь Гагарина – Юрием. На всех углах только и говорили о космонавте, космосе и что мы утерли нос этим выскочкам американцам. Тогда вообще шло негласное соревнование во всем: науке, вооружении, спорте, – с Соединенными Штатами. Хрущев обещал «догнать и перегнать американцев «по производству мяса и молока на душу населения». И уже готовил главный сюрприз – коммунизм, который грядет через двадцать лет.

Даже в полете Гагарина Хрущев усмотрел «новое торжество ленинских идей, подтверждение правильности марксистско-ленинского учения». И – «новый взлет нашей страны в ее поступательном движении вперед, к коммунизму».

Первая пресс-конференция покорителя Вселенной началась с вопроса, не выходец ли он из знаменитого рода князей Гагариных. От такого родства Юрий Алексеевич с улыбкой отказался. Потом Александр Твардовский отразил это в стихах: «Нет, не родня российской громкой знати / При княжеской фамилии своей, / Родился ты в простой крестьянской хате / И, может, не слыхал про тех князей. / Фамилия – ни в честь она, ни в почесть, / И при любой обычная судьба. / Подрос в семье, отбегал хлеботочец, / А там и время на свои хлеба. »

На Красной площади состоялся митинг. Было море знамен, транспарантов и царило всеобщее ликование. Говорил Гагарин, выступал Хрущев. Он говорил не только о космосе, но и вспоминал историю, замечательный путь, который прошла Страна Советов, прежде чем приступить к покорению Вселенной. Люди, имевшие к этому отношение, были осыпаны почестями и наградами. Среди них был, разумеется, и первый секретарь – в июне 1961 года Хрущеву вручили Золотую Звезду Героя Социалистического Труда – уже третью.

. Удача одного – неудача другого. Иногда серьезная, порой – относительная. Герман Титов, хоть в этом никогда публично и не признавался, затаил обиду. Впрочем, космонавт № 2 получил свою, и немалую, долю славы. А вот Григорию Нелюбову не досталось ничего, кроме разочарования. Случился конфликт с военным патрулем. Историю быстро замяли, но с условием, что Нелюбов извинится перед начальником патруля. Однако летчик, известный гордец, отказался. Тогда зловредная бумага полетела наверх, к начальству.

Однако еще оставался шанс исправить положение. С тем же условием – склонить голову, повиниться. Но Нелюбов снова отказался. И его карьера космонавта свалилась в пике. Он был направлен в строевой полк на Дальний Восток. А вскоре оборвалась и жизнь – в июне 1966 года несостоявшийся космонавт попал под колеса поезда. Случайно или бросился на рельсы сам – неизвестно. Капитану Нелюбову было всего 32 года.

На его надгробном памятнике на берегу Тихого океана в приморском поселке Кремово – фрагмент из стихотворения поэтессы Екатерины Зеленской:

Так сложилась судьба, так решили:

Без него за пределы земли,

Утопая в заоблачной шири,

С Байконура ушли корабли.

Через месяц после полета Гагарин отправился в свое первое зарубежное турне с «Миссией мира».

Он посетил Чехословакию, Финляндию, Англию, Болгарию и Египет. Потом его путь лежал в Польшу, на Кубу, в Бразилию, Канаду, Исландию, Венгрию, Индию, Цейлон (ныне Шри-Ланка), Афганистан. Это было лишь начало большого кругосветного путешествия. Повсюду Гагарина встречали с величайшим почетом. Его чествовали, награждали, приблизиться к нему, заглянуть в глаза почиталось за счастье. От рукопожатий болели руки, от поцелуев пылало лицо.

За обедом у Елизаветы Второй Гагарин растерялся: не знал, как пользоваться хитрыми столовыми приборами, стал накладывать салат столовой ложкой. И, пряча конфуз, сказал: «Давайте есть по-русски». На что последовал ответ королевы: «Господа, давайте будем есть по-гагарински». И тоже зачерпнула салат столовой ложкой, а когда допили чай, вслед за Гагариным выловила ломтик лимона из чашки и съела.

В 1966 году Гагарин возглавил отряд космонавтов. Но он хотел летать. В июне того же года приступил к тренировкам по программе «Союз» и был назначен дублером Владимира Комарова. В день старта 23 апреля 1967 года Гагарин потребовал, чтобы его тоже облачили в скафандр. Он с тоской смотрел, как тает в облаках корабль Комарова.

Увы, тот полет закончился трагедией. Смерть словно постучалась в окно Гагарину. Ведь на «Союзе» мог полететь он. Во всяком случае, главный конструктор обсуждал с ним этот вопрос. Но Королева не стало, и вместо Гагарина в космос отправился Комаров. На свою беду.

В последние годы Гагарин стал мрачным, замкнутым, ходил с поднятым воротником, чтобы оставаться неузнанным. Избегал любопытных взглядов, сторонился журналистов, которые спрашивали об одном и том же. Устал, ощущал тревогу? Или чувствовал надвигавшуюся беду?

Так и неясно, почему погиб Гагарин, выполняя тренировочный полет на самолете МиГ-15УТИ с полковником Владимиром Серегиным 27 марта 1968 года. Отчет об авиакатастрофе составил 29 томов и был засекречен.

Потом стали всплывать детали, варьироваться версии. Плодились многочисленные слухи и домыслы. Чтобы обелить одних, а других, наоборот, обвинить?

Старая сенсация до сих пор обновляется, меняет облик. Лишь портрет первого космонавта Юрия Гагарина остается неизменным: доброе, открытое лицо, лучистые глаза.

«Если бы он не погиб, он совершил бы нечто еще более выдающееся, и не обязательно в области космонавтики, – сказал в одном из интервью автор книги о Гагарине в серии ЖЗЛ Лев Данилкин. – Все к этому шло. Потеря Гагарина вдвойне трагична, потому что при всем, что он совершил, – это несостоявшаяся ключевая фигура российской истории. Доживи он до 1985 года, например, когда история надломилась, мы бы, может, прошли эту развилку совсем по-другому.

Он был хорошим дипломатом. И сама жизнь наверняка его бы вытолкнула из узкой космической специализации в политику. Я много с кем говорил на эту тему, и довольно часто люди, его знавшие, свидетельствуют: он мог бы стать тем, кем стал в 1985 году Горбачев. »

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector